Поиски креативных аграриев

Опубликовано 04.12.2013.

Вот не удержался и поддался моде – вытащил в заголовок нынче популярное у нас английское слово, креативность, что, напомню читателю, означает творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к принятию и созданию принципиально новых идей. Зачем вытащил – и сам не пойму. Наверное, для сомнительной красоты. Вот не знаю, как для вас, читатель, а для меня слово креативный попахивает слегка химией, вроде даже, минеральными удобрениями. Это, как писал Куприн, – волосы девочки пахнут резедой, а волосы мальчишки – воробьями. Вижу, что проницательный читатель уже догадался. Автор снова вернулся к теме полпредов «ЕвроХима», точнее к их полеводческой деятельности на брюховецкой земле. А начнем мы с семян от Екатерины Медичи.

Семена от Екатерины Медичи

Когда едешь по трассе Краснодар – Ейск, то на объездной дороге вокруг Брюховецкой, аккурат на траверзе Переясловской, есть съезд вправо на проселочную дорогу. Дорогой, конечно, этот подъездной путь назвать можно только с очень большой натяжкой. В далекие теперь советские времена здесь проложили асфальтированную тропу в одну из бригад колхоза. С тех пор ее не ремонтировали, а только убивали. Теперь вроде бы дошли до ручки. А с недавних пор остатки дороги стали головной болью Евгения Прокопенко, чье хозяйство ОПФХ прикупило здесь полевой стан, территорию, как следует полагать, бывшей полеводческой бригады. Строить новую дорогу сюда – дорого, а ремонтировать убитую – еще дороже. Поэтому и ездят на полевой стан пока по этой брюховецкой тропе Хошимина. Увы, повсеместная реальность нашего бытия…

Валентин Запорожец.

Был погожий день поздней кубанской осени. Главный агроном ОПФХ Валентин Запорожец, отчаянно крутивший баранку своего авто, маневрируя между колдобинами, наконец-то резко взял влево, и мы подъехали к основным строениям полевого стана. Прямо по курсу была контора, как потом выяснилось, с превосходной столовой внутри. Справа высился огромный пока еще недостроенный ангар, где можно было не только содержать сельхозтехнику, но даже ремонтировать и хранить вертолеты средней руки. Сзади находился крытый ток с остатками урожая зерновых, а за ним – строилось огромное современное складское помещение. Здесь же разместились внушительные емкости величиной с железнодорожные цистерны. Они предназначены для приготовления и хранения жидких удобрений, за которыми, как мне потом сказали и Прокопенко, и Запорожец, будущее всего сельскохозяйственного производства.

Посреди всех этих современных строительных наворотов, каким-то чудом сохранилась древняя весовая. Она была настолько древней, что казалось, построили ее еще казаки Антона Головатого в период освоения запорожцами Кубани. От нее веяло моей далекой юностью, и милым, спокойным, полусытым брежневским застоем. Со сторублевой зарплатой. А так же с салом, луком и варенными яйцами в узелке, который каждая советская жена на хуторе или в станице всякий раз собирала мужу на работу. Весовую планируется не реконструировать, а снести. Она не для современных грузовиков. Максимум была рассчитана на Зил – 130. Ну, куда ее теперь девать?

Вообще большая часть, процентов так на семьдесят, производственных помещений полевого стана находятся в стадии перманентного строительства. И даже трудно сказать, судя по задумкам авторов, остановится ли когда-нибудь вообще этот захватывающий созидательный процесс.

Агроном Валентин Запорожец главный специалист по растениеводству в фирме Евгения Прокопенко. И во многом, благодаря именно его стараниям, ОПФХ в уходящем году получило по 71 центнеру с гектара колосовых. Цифра, безусловно, впечатляет.

Один из завсегдатаев «Кубанского берега» как-то скептически заметил в комментарии по поводу такого намолота. Дескать, у них немеряно халявных удобрений, вот и сыплют они их почем зря. Поэтому и результат. А хлеб из той пшеницы не испечешь… На глупые заявления возражать всегда почти невозможно. Логика здесь бессильна. Это по типу, чем больше солишь, тем вкуснее будет. Тот же вариант с сахаром. Ответить можно только перефразированной русской поговоркой – маслом кашу не испортишь, но понос будет.

Валентин Запорожец толк в удобрениях знает. Особенно в методах их применения на практике. В девяносто седьмом году он успешно окончил Кубанский аграрный университет, поработал немного в «Ниве Кубани», потом год обретал мужскую стать в Моздокском мотострелковом полку, уволился в запас, снова «Нива Кубани», затем преподавание в ПУ-80, а уж потом пришел под флаг ОПФХ, к Прокопенко. Его биография очень похожа на биографию моего предыдущего героя – Андрея Фурсова. И образование схожее, и этапы жизненного пути почти одинаковы. В одной команде хлопцы трудятся, по одинаковым критериям Евгений Иванович подбирал их в свой отряд. И главный здесь критерий – творческий поход к делу, если хотите «по-англицки» — креативный.

- А вон там у нас находятся протравленные семена, — говорит мне Валентин, — мы их готовим не только для себя, но и на продажу фермерам. Убеждаем их, что приобретать надо семена с комплектом удобрений, иначе успеха не будет.

Когда человек далекий от агрономии слышит леденящее душу выражение «протраленные семена», то невольно начинает думать, что над ними поработала великая отравительница Екатерина Медичи, которая, как известно, не пожалела даже родного сына. И сразу начинает фантазировать обыватель, мол, хорошего и экологически чистого урожая от таких семян можно не ждать.

И напрасно так фантазирует. Тут технология предпосевной обработки семян была выверена на протяжении десятилетий. Еще во времена колхозного строя ее довели до совершенства и полной экологической безопасности.

В аграрных энциклопедиях вы найдете, что протравители – это препараты для обработки семян, клубней, луковиц и другого посевного или посадочного материалов. Применяются они для уничтожения грибной и бактериальной инфекций на поверхности и внутри семян, а так же для защиты всходов от вредителей. И Валентин Запорожец увлеченно и энергично стал рассказывать мне, как легко и комфортно жить растению, получившему жизнь из таких семян, как защищаются всходы от почвенной микрофлоры и обитающих в земле насекомых, улучшается развитие растений и повышается их устойчивость к неблагоприятным условиям погоды.

Ученый агроном Валентин Запорожец говорил о своих семенах, как о цыплятах, которых надо лелеять и охранять. Все верно, и те и другие живые организмы, и они крайне нужны человеку для его жизни. Знаменитый китайский повар как-то сказал – все, что растет и движется, – очень вкусно!

 

Орлиное гнездо

Полевой стан фирмы Евгения Прокопенко официального названия не имеет. А я бы его назвал «Орлиным гнездом». Гордые птицы, как известно, вьют свои гнезда в труднодоступных местах. О дороге сюда я уже рассказывал. К тому же – здесь есть воистину (по размерам) вертолетный ангар. А сам Евгений Иванович в свое время служил в авиации. И вообще на этом полевом стане настоящие  орлы работают. Так что, как ни крути, а все сходится на «Орлином гнезде».

Когда вы свою квартиру называете жилплощадью, то, как бы сразу перемещаетесь на улицу, и там уже лежите не на своем мягком диване, а на обшарпанной деревянной лавке, расположенной аккурат в центре привокзальной площади. А вот другая аллегория. При слове пищеблок, мне на ум сразу приходит не уютное и комфортное кафе, а убитая совковая харчевня, с кручеными алюминиевыми ложками и такими же вилками, где вас непременно накормят опасной для здоровья котлетой без признаков мяса с гарниром из каши типа «дробь шестнадцать». Читатель в возрасте хорошо помнит такие заведения.

Евгений Иванович Прокопенко.

В «Орлином гнезде» — не пищеблок. Здесь целый современный и фешенебельный модуль отдыха, как сказали бы подводники с новейшего атомохода. Здесь есть комната отдыха, душевые, домашняя кухня и светлая столовая. По ходу рассказа о фирме Евгения Прокопенко хочу заметить, что на всех его производственных объектах есть вот такие модули отдыха. Такое впечатление, что Евгений Иванович начинал каждую свою стройку именно с социального объекта, думая о быте и жизнеустройстве людей в первую очередь.

В «Орлином гнезде» два соуправляющих – Николай Москаленко и Евгений Прокопенко. Первый – давний друг и соратник руководителя ОПФХ. Последний, Евгений Евгеньевич, как читатель уже догадался, сын Евгения Ивановича. Не запутаться бы далее в Евгениях. Таким образом, несложно сделать вывод, что Прокопенко-старший, определив и сына на земле, затевал свое дело с дальней перспективой, как минимум на десятилетия вперед, с прицелом на детей и внуков. Обратите внимание, не послал сына в город на «ловлю счастья и чинов», как это делают многие сельские родители, а нарезал ему жизненную стезю рядом со своей колеей. И, слушая увлеченный рассказ Прокопенко-младшего о заботах, проблемах и перспективах развития «Орлиного гнезда», я понял, что парень выбрал для себя верный курс, в кильватере отца.

Совсем недавно я рассказывал на «Кубанском берегу» о другом нашем предприятии – агротехнопарке УПХ «Брюховецкое», коллектив которого добивается высоких производственных показателей, внедрив, говоря современным языком, агрономический хай-тек – передовые технологии по методике профессора Анатолия Югова. Здесь в основу положены все современные научные достижения, начиная от точного земледелия и заканчивая полной компьютеризацией животноводства. Результаты и производственные показатели этого хозяйства читателям «КБ» известны.

У Прокопенко пока нет животноводства, и не знаю, будет ли оно вообще. А вот в растениеводстве в «Орлином гнезде» применяются совершенно другие технологические приемы. Здесь, например, используют исключительно отечественную технику и без труда доказывают ее преимущества перед «забугорной» — она относительно дешевая, проста в эксплуатации и более эффективна в нашем производстве. О последнем тезисе (об эффективности) спорить стало трудно после того, как мне показали два убранных свекольных поля. Первое поле, где работали импортные комбайны, было сплошь усеяно белыми корнеплодами средней величины, которые остались в земле после уборки. Оказывается, импортная техника не берет корнеплод, размером чуть меньше заданного. Поэтому львиная доля урожая, особенно в засушливое лето, останется в поле. А отечественные комбайны убирают все подчистую.

Вот и судите об эффективности техники. Вообще, у любой техники есть свои плюсы и минусы, перед ее аналогами. Все дело в том, как их использовать. Даже у нашего «кукурузника» есть неоспоримые преимущества перед самым современным «боингом». Например, при отказе двигателя «Ан-2» может, используя свои высокие аэродинамические качества крыла, планировать и благополучно приземлиться, в то время, как «Боинг» — только камнем вниз. В сельском хозяйстве ситуация, безусловно, менее драматична, но принцип сохраняется.

В «Орлином гнезде» напрочь отказались от модной нынче безотвальной обработки почвы, а вернулись к советской вспашке плугом. Здесь считают, что безотвальное рыхление, это обработка поля усовершенствованной прадедовской сохой и не более того. Сами понимаете, читатель, спор на эту тему креативные аграрии могут вести вечно.

Есть и другие различия в технологиях растениеводства в агротехнопарке и ОПФХ. Как я писал ранее, в УПХ «Брюховецкое» внедрено точное земледелие, когда через систему спутников во время уборки урожая составляется карта плодородия каждого конкретного поля. Исходя из этого, агроном вносит нужные удобрения, чтобы выровнять плодородие данного участка. В ОПФХ все более приземленно, то есть без задействования космоса. Берутся образцы грунта по всему полю и отправляются в лабораторию. После чего так же составляется карта плодородия и агроному уже становится ясно, куда, сколько и каких именно удобрений надо вносить, чтобы выровнять плодородие данного поля. А уж вносить правильно удобрения в хозяйстве Прокопенко умеют в совершенстве. Родство с ЕвроХимом обязывает…

Вообще в организации хозяйства и методах выращивания зерна у Евгения Ивановича нет ничего особо нового. Если хотите, то такой подход к сельскохозяйственному производству был описан еще в трудах древних римлян – братьев Тиберия и Гая Гракхов. Речь идет, конечно, не о применении техники и агроприемах выращивания зерновых. Речь идет о принципе – как наиболее эффективно использовать имеющиеся уже возможности для достижения максимальной прибыли.

При всей разнице в подходах к сельскохозяйственному производству у агротехнопарка и ОПФХ есть одна общая черта – оба коллектива находятся в режиме постоянного творческого поиска, здесь работают именно креативные аграрии. И, конечно же, далеко не случайно, что в минувшем году именно здесь были получены самые высокие результаты по уборке колосовых – 71 центнер с гектара в ОПФХ, 68 центнеров — в агротехнопарке.

Николай Гормалев.            

Home Новости Поиски креативных аграриев

При перепечатке и цитировании ссылка(гиперссылка) на "Кубанский берег" обязательна. Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. Ответственность за точность изложенных фактов несет автор. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет.
Главный редактор Сергей Гормалев, тел. +79189497354 e-mail: gormalev_c@bk.ru